Юрмала. Какие проблемы у знаменитого курорта?

Так уж случилось, что при Советском Союзе в Юрмале мне не довелось побывать. Вроде бы и проезд в отпуск бесплатный был по всему Союзу, и зарплату получал вовремя. Но — «не срослось» как-то, то жена беременная, то ребенок маленький, то еще что-нибудь. А тут, буквально в январе, подвернулась оказия, даже не оказия, а веская причина поехать в Прибалтику…

В этом году в Юрмале проходил восьмой Чемпионат мира по зимнему плаванию (не удивляйтесь, есть такой спорт, довольно распространенный и у нас, и за рубежом).

Скажу без всякой рекламы, Юрмала мне понравилась, поездка получилась замечательная, масса впечатлений, положительных эмоций, хорошая гостиница, невысокие цены (в сравнении с нашими — дальневосточными). Но, как бы ни было хорошо на отдыхе, вояж в Юрмалу заставил серьезно задуматься.

Что случилось с крупнейшим курортом Прибалтики?

Первая прогулка пешком по проспекту Дзинтару (а жил я в небольшой гостинице Riga Beach Hostel), на Дзинтару, 50, слегка повергла в недоумение. От моей гостиницы до пешеходной улицы Йомас меньше двух километров, пройдя это расстояние по Дзинтару, обратил внимание на плакаты с надписями на английском и латышском языках SALE и PĀRDOD. С английским я немного дружу, поэтому понятно стало сразу, что недвижимость продается. Плакаты попадались довольно часто, причем не только на маленьких коттеджах и особнячках, но и на многоэтажных зданиях, очень похожих на санаторные корпуса.

Вернувшись в гостиницу, пообщался с Юргисом — менеджером, который отвечал за наше заселение и дальнейшее проживание. Он мне поведал, что в Юрмале действительно продается очень много недвижимости. Прежние владельцы продают, так как невыгодно стало содержать коттеджи, особенно старой постройки, в них сегодня приходится вкладывать значительные средства. Сами понимаете, строили раньше дачные коттеджи из дерева, а это материал далеко не вечный, требует надлежащего ухода. Уход — это средства, а сегодня для поддержания даже небольшого коттеджа деньги нужны немалые. Вот и распродаются дома в Юрмале «направо и налево».

Читайте также  Как и где провести отпуск?

Легко ли без пенсии в Юрмале?

Прошло несколько дней нашего пребывания в этом замечательном курортном городке, а уверенность в том, что в Юрмале не все благополучно, как-то крепла все больше. На железнодорожной станции Дзинтари, в ожидании электрички на Ригу, разговорился с русской женщиной примерно 55−57 лет. И повеяло от ее рассказа тоскливой неустроенностью, а вернее — безысходностью.

Рассказала Галина, что живет в Юрмале около 20 лет, с большим трудом получила латвийское гражданство, а оказалось, что пенсия ей не положена, не заработала она пенсию в Латвии. Теперь и рада бы снова получить российское гражданство, так ведь надо ехать в Россию, а на это деньги нужны.

Ее дочка, слава Богу, устроена, работает в одном из санаториев техничкой. Как она устраивалась на такую работу, Галина рассказала со смешанным чувством гордости за дочь и какого-то тихого негодования по поводу требований, предъявляемых при устройстве на работу. Оказывается, чтобы работать в санатории техничкой, ее дочери потребовалось знание трех (а желательно четырех) языков. Русским она владела с детства, латышский выучила, общаясь со сверстниками, а вот английский пришлось основательно подучить, так как в школе преподавание было слабое.

Но меня, конечно, больше интересовало, как сама Галина живет, где работает. Оказалось, что нет в Юрмале работы для этой женщины. Собирает она сосновые и еловые ветки, делает из них погребальные венки и возит в Ригу оптовому покупателю на рынок. Тем и зарабатывает на пропитание и оплату жилья.

Из ее рассказа понял, что «бизнес» не вполне легален, так как нельзя собирать ветки без разрешения властей, если «попадется» в лесу за этим занятием, то придется платить немаленький штраф. Выхода из такой жизненной ситуации Галина пока не видит.

Читайте также  Кто поедет в Трускавец?

Хорошо ли Латвии без России?

Не хочу показаться злорадным «плохишом», но побывав в Юрмале, сделал я вывод, что прошла в Латвии «эйфория национализма» 90-х. Нет сейчас «головокружения от успехов» по поводу полной самостоятельности. А есть трудности экономического характера.

Юрмала — курортный город, который живет за счет туризма, и большую часть гостей всегда составляли русские туристы. Сегодня у индустрии туризма Латвии серьезные конкуренты: это и Египет, и Турция, и Кипр — курортные «Мекки», куда устремились туристы со всего мира, в том числе и огромная масса русских туристов.

Поймите, я не ратую за создание нового Советского Союза, это бессмысленно, к прошлому возврата нет. Но, в моем понимании, сегодня Латвия должна искать выход из сложившейся ситуации не в стремлении оторваться подальше от России, а как раз наоборот.

Общаясь в Юрмале и Риге с латышами и русскими, я видел нормальное отношение к туристам из России. Нет никакого пренебрежения. Не наблюдал и попыток уйти от ответа на вопрос под предлогом: «Я не говорю по-русски». Отношения между людьми пришли в норму, никто не выделяет никого по национальной принадлежности.

Наверное, надо и всю политику государства приводить в нормальное русло. Ведь исторически наши государства нормально сосуществовали и были заинтересованы друг в друге. Недаром в Риге и сегодня хранят память о Петре I, показывают туристам из России дом, где он останавливался, и конюшню, где ставил своих лошадей.

Вот такими, не слишком радужными наблюдениями и размышлениями охарактеризовалась моя поездка в знаменитый прибалтийский курортный город на берегу Рижского залива, знакомый россиянам с детства если не по советскому прошлому, то по КВН, «Юрмалине» и «Новой волне».

Читайте также  Активный зимний отдых в России. Что такое сноупарк?

P. S. А Чемпионат мира российские пловцы выиграли, обойдя финскую сборную — неизменного фаворита всех прошлых чемпионатов.