На остатках Атлантиды. О чем мечтают живущие там фарерцы?

Они говорят на языке древних викингов и верят, что живут на остатках затонувшей Атлантиды. Они до сих пор заучивают по несколько тысяч многочасовых старинных песен, среди которых сказания о французском Роланде и русском Иване Грозном. Они необыкновенно дружелюбны и гостеприимны, но массовый забой дельфинов искренне считают частью своей культуры.

Они — граждане Дании, но не вздумайте сказать им, что Фарерские острова — часть Дании! Они, как и все люди, мечтают о многом, но одна мечта у них общая…

Фареры — где это и что это?

Прежде чем продолжить разговор о фарерцах, давайте определимся, где же находятся Фарерские острова. Фареры, как их еще называют — это 18 островов в 400 километрах к северу от Шотландии и 420 километрах к юго-востоку от Исландии, в самом сердце Северной Атлантики.

Живописные скалы в основном покрыты изумрудным мхом. Деревья здесь не приживаются, слишком ветрено, а под тонким слоем грунта — базальт. С вершин сбегают многочисленные водопады — дождь здесь почти ежедневно. Фарерцы верят, что их острова — остатки затонувшей Атлантиды…

Фареры — регион Королевства Дании, но с 1948 г. острова имеют практически полную автономию по всем вопросам, свою валюту и право самостоятельно решать все государственные вопросы, за исключением вопросов обороны и внешней политики. Эти острова даже не входят в состав Евросоюза.

Веками переходя из рук в руки то Дании, то Норвегии, а во времена Второй мировой и Великобритании, немногочисленный народ Фарерских островов оказался твердым орешком и добился, пусть ограниченного, но суверенитета. Теперь бы главной мечте фарерцев сбыться!

Фарерцы — кто они?

Будучи на пересечении торговых и военных путей викингов между Норвегией, Исландией и даже Северной Америкой, Фареры стали их базой. Викинги привозили сюда свою добычу и кельтских женщин. Тут и обосновались. Сегодня многие фарерцы работают капитанами огромных круизных и торговых судов по всему миру — мореплавание у них в крови, но они всегда возвращаются домой, на Фареры.

Читайте также  Куда исчезли бабушки?

Если считать Фареры отдельным европейским государством, то, будучи пятыми с конца по численности населения — чуть более 48 тысяч, они имеют один из самых высоких рейтингов рождаемости в Европе и ежегодно свою численность увеличивают. Собственными усилиями, между прочим. Иммиграционная политика запрещает предоставление ПМЖ в случае превышения уровня безработицы в стране более чем на 5%.

Фарерский язык, пожалуй, самый малочисленный из европейских языков, но ему совершенно не угрожает исчезновение или даже сокращение числа говорящих на нем. Практически все население Фарерских островов является носителем этого языка. А население, как мы уже заметили, растет! Фарерский обладает официальным статусом «главного языка» на островах, используется для преподавания во всех учебных заведениях и во всех других сферах жизнедеятельности. На фарерском издаются книги, выпускаются газеты, работают радио и телевидение.

Фольклорное наследие фарерцев бесценно: тысячи песен, которые поются во время знаменитых фарерских хороводов. В песнях истории из эпоса многих народов. Длинными зимними вечерами здесь можно услышать истории и о французском Роланде, и о русском Иване Грозном. Удивительно, но с 1538 года, когда Дания полностью запретила фарерскую письменность, насаждая датский язык, все песни сохранялись путем заучивания.

Сегодня современный фаререц знает, как минимум, сотню песен-сказаний. Наш собеседник Рагнар, преподаватель колледжа, филолог, знает около трех тысяч. Он с удовольствием затягивает песню о Роланде, в основе которой явный средневековый звукоряд.

Рагнар рассказывает, что теперь среди островитян очень популярен особый вид туризма — поехать туда, о чем твоя любимая старинная песня, а викинги собирали свои истории по всему миру. Среди молодежи особо популярна Франция — песни о французских средневековых героях полны романтики. Но главная мечта фарерцев не об этом…

Чем живете, фарерцы?

До середины XIX века основной статьей дохода Фарер было овцеводство, что, кстати, и дало островам название, которое в переводе с фарерского означает «Овечьи острова». И сегодня на островах овец чуть ли не в два раза больше, чем людей.

Читайте также  Что туристам следует знать о Таиланде? Сезонные особенности

Но теперь основная отрасль экономики Фарер — рыболовство. Экономическая морская зона от побережья Фарерских островов составляет 200 морских миль. Поэтому доходы островов складываются из собственного улова и продажи лицензий на вылов рыбы другим государствам. Здесь важным фактором является то, что на акваторию Фарер не распространяются ограничения Европейского союза на вылов рыбы.

Фареры квотируют не объем выловленной рыбы, а количество дней в море. Рагнар говорит, так гораздо честнее, капитанам нет смысла перебирать в море пойманную рыбу и выбрасывать излишки, оставляя только лучшую часть улова. Такая позиция не устраивает Евросоюз, который грозит запретами членам Союза на приобретение лицензий у фарерцев. «Ничего, — говорит Рагнар. — Мы уже налаживаем связи с китайцами, будем им продавать. Хуже было в 90-х, когда рыба ушла…»

В 1990-е годы на Фарерских островах начался острый кризис, связанный с резким уменьшением уловов фарерских рыбаков. Официальная причина — истощение запасов рыбы в Северной Атлантике. Безработица на островах достигла 26%, начался экономический коллапс. «Гринды спасли нас, а потом — рыба вернулась… Но мы, фарерцы, — умный народ. Мы стали строить рыбные фермы, установили там подводные лампы и теперь наша рыба растет и зимой!»

Действительно, в 2000 году экономика островов вернулась к прежнему уровню и сегодня процветает благодаря организованным по последнему слову техники рыбным фермам. Фарерский лосось по качеству считается лучшим в мире. Спрос на него огромен, особо крупные поставки производятся в США.

Что касается гринд, то Рагнар говорит о традиционном ежегодном забое гринд — черных дельфинов. В 90-х ежегодно добывалось около тысячи гринд, что составило около 30% производимого на островах мяса.

Традиция забоя гринд существует с IX века. Веками гринды составляли важный источник пищи и витаминов для изолированного народа. Сегодня такая добыча расценивается фарерцами как неотъемлемая часть их культуры. Мясо и жир забитых гринд не экспортируются и не продаются в магазинах, все хранится и съедается непосредственно в семьях.

Читайте также  Как укрепить здоровье с помощью батута?

Против этой традиции выступают защитники прав животных. Фарерцы, в свою очередь, аргументируют, что хотя промысел осуществляется веками, он не вызвал снижение численности животных. Современные методы и оборудование во время забоя не используются. Какие-либо свидетельства о глобальном изменении численности гринд отсутствуют.

Но даже сохранение древних традиций — не главная мечта фарерцев!

А когда мы найдем нефть…

«Когда мы найдем нефть…», — так часто начинают или заканчивают фарерцы рассказы о жизни на своих островах. Права на использование недр в пределах 200-мильной зоны вокруг Фарерских островов фарерцы добились в 1992 году. Кризис подхлестнул? Тогда же начали и разведку, которая, кстати, увенчалась успехом. Проблема лишь в том, что найденные на данный момент запасы нефти ограничены по размеру, но они дают островитянам надежду на то, что есть запасы и побольше.

Нефть — вот главная мечта островитян, а на ее основе: доктора в каждом населенном пункте, подводные тоннели, связывающие все 18 островов, огромный университет с факультетами на любой вкус…

Что же, мечты сбываются, особенно, когда они сочетаются с активными действиями, к которым этот маленький, но сильный народ более чем готов.